Бездонные глазаКомиссар полиции вызвал к себе инспектора Фиша.

— Послушайте, Алекс, мне сегодня принесли любопытное письмо. Я хотел бы, чтобы вы с ним ознакомились, — и комиссар протянул инспектору толстый конверт.

— Что за письмо? – поинтересовался Фиш.

— Там всё сказано. Прочтите внимательно, а потом снова загляните ко мне.

Инспектор заперся у себя в кабинете, закурил сигарету и стал читать.

«С Фаридом я познакомился по делам своей фирмы. И не удивился, когда он пригласил меня к себе в гости. Вечер начался довольно банально – стол, разговоры. Его жена оказалась крутобедрой блондинкой. Потом Фарид предложил покурить травки и я согласился. Тёплые волны накатились на меня, мне было хорошо и безразлично, а в голове так пусто, что я слышал шум в ушах. Наконец, вынырнув из опьянения, я обвёл комнату мутным взором.

Мы с Фаридом сидели на диване, а перед нами его жена раздевалась под тягучую восточную мелодию. По его губам я понял, что он мне что-то говорит. Напрягшись, я услышал его голос, но смысла уловить не мог. Посмотрев на меня пристально, он засмеялся и стал тыкать пальцем в пуговицы моей рубашки. Видимо что-то до меня дошло, и я начал их старательно расстёгивать. Расстегнув попутно и брюки, я поднял глаза. Роскошная жена Фарида уже танцевала перед нами почти голая. Помимо лифчика и трусиков на ней был узкий пояс с длинными резинками и прозрачные чулки.

Почему-то мой взгляд приковался к её полным ляжкам, в которые врезались края чулок.

— Послушайте, Ирена, а вам не жмут чулки? – спросил я. Она засмеялась. Я повернулся к Фариду: — Почему она смеётся?

Фарид, улыбаясь, похлопал меня по плечу:

— К чему вопросы, когда перед тобой такая роскошная женщина, — ответил он. Я кивнул и вновь посмотрел на Ирену. В это время она томно спустила трусики. Моему взору предстало её гладко выбритое лоно.

— Браво! – сказал я и зааплодировал.

Ирена вновь засмеялась и подошла ко мне. Я хотел спросить, зачем она стаскивает с меня одежду, но мой взгляд упёрся в вызывающе торчащие из разреза между её ног пухлые губки. Раздев меня, она опустилась на колени и взяла мой член в рот. Я хотел опять что-то спросить у Фарида, но он вдруг возник сзади неё уже голым. Наконец до моего сознания стало доходить, что происходит. Первый оргазм возник как бы неожиданно, почти полностью протрезвив меня. Я увидел перед собой лицо Ирены с моей спермой на губах. Она смотрела на меня мутным взором и покачивалась в такт качкам Фарида. Но её супруг тут же увлёк её на ковёр. Положив её на спину, он сел ей на грудь и дал свой член ей в рот.

— Пристраивайся, — сказал он мне и показал на её гладкое лоно. Я сполз на четвереньки с ковра и, сев между её ног, стал гладить тонкий шёлк, облегающий мягкие икры.

— Не стесняйся, полижи её сладенькую пиздёнку. Она это любит, услышал я голос Фарида.

Её пухлые губы были горячими и влажными. Они вздрагивали под моим языком и возбуждали меня. Но вот Фарид вновь всё поменял. Теперь я лежал на спине, а надо мной на четвереньках стояла Ирена. Над моим лицом возвышался её пухлый зад.

Я вновь начал лизать её губки и клитор, а она в это время делала мне миньет. И вот вверху появился огромный член Фарида. Он опускался вниз и наконец упёрся в анус супруги. И неожиданно легко скользнул внутрь. После буквально нескольких качков он задёргался и, вогнав член полностью в очко супруги, кончил в неё. Затем вышел наружу, после чего исчез из поля моего зрения. Анус ещё подёргивался, то слегка сжимаясь, то вновь распахиваясь. Из него тонкой струйкой вытекала сперма. Она спускалась на губки и клитор, а я слизывал её, заворожённый необычным видом.

Ирена выпрямилась и села на моё лицо. Её открытый анус находился над моим ртом. Я припал жадным поцелуем к нему и стал высасывать из него их соки. В завершение Ирена потужилась и выдавила в мой рот обильный сгусток спермы.

Ирена плавно перевернулась и оказалась на мне верхом. Её влажная вагина поглотила мой напряжённый член, а её лицо приблизилось к моему.

И вдруг она горячо зашептала:

— Миленький, Фарид хотел бы и тебя выебать в жопу. Ты когда-нибудь так уже пробовал? – и, не дожидаясь ответа, она продолжала: — Я дам тебе искусственный член, ты дома с ним побалуйся, а в следующие выходные приходи к нам. Ты сделаешь, как я тебя прошу, дорогой?

Я кивнул заворожено, Ирена улыбнулась и поцеловала меня в лоб. И тут я кончил.

Дома я действительно обнаружил в кейсе искусственный член. Раздевшись, я взял его и пошёл в ванную. Смазав его кремом и поставив одну ногу на край ванны, я плавно ввёл его себе в анус. Ощущение было необычным и поначалу неприятным. Но я вспомнил горячий шёпот Ирены и тут же, как по волшебству, мне стало легко и приятно.

В следующие выходные я явился к Фариду. Всё было как и в первый раз, лишь наркотик теперь не подействовал на меня так сильно. Мне было хорошо, но я всё осознавал. Фарид, поставив Ирену на четвереньки, разминался, а я млел, глядя на них с дивана. Но вот Ирена поманила меня пальчиком, и я на четвереньках подполз к ней. Она почему-то вновь шёпотом заговорила:

— Ты сделал, как я просила, миленький?

Я только кивнул.

— Тогда встань со мной рядом.

Я безмолвно повиновался, продолжая глядеть ей в лицо, которое колебалось в такт толчкам. Она улыбнулась мне, когда голова её перестала покачиваться. И тут в мой анус начал входить толстый член Фарида. Я застонал как завороженный, продолжая глядеть в глаза Ирены, и вскоре боль сменилась удовольствием. Внутри меня двигался могучий поршень, и казалось, он достаёт до желудка.

— Тебе приятно, миленький? – шёпотом спросила Ирена. Я как всегда кивнул. Мне показалось, что я тону в её глазах. Но поршень во мне задёргался, и в моё нутро стала толчками изливаться горячая сперма. Меня всего крутило и дёргало, и я уже ничего вокруг себя не видел.

Фарид ушёл в ванную, а я обессилено повалился на пол. Ирена потрогала мой член.

— Мокренький, — улыбаясь, сказала она, — значит, тебе действительно было приятно.

Я посмотрел на её руку и увидел там сперму. Опустив глаза вниз, я с удивлением увидел, что с моего члена стекает влага. Я даже не заметил, как кончил. И тут Ирена придвинулась ко мне вплотную, и её лицо нависло над моим.

— Миленький, тебе действительно было приятно, — шептала она, — но моему мужу нравятся кастраты, и в следующие выходные я отрежу тебе яички. Ты же не против?

Я кивнул.

— Возьми отпуск, скажи всем, что уезжаешь к дальним родственникам и приходи, я буду тебя ждать.

Дома под душем я мастурбировал, вспоминая роскошное тело Ирены и её глаза. Большие глаза. Я улыбался, мне было хорошо…

Наркотик меня приятно расслабил. Я не спеша онанировал, глядя, как Ирена плавно опускается на член Фарида, как напрягаются её икры, как она гладит свои большие груди. Как резинки то натягиваются, то ослабевают в такт движениям её бёдер. Как она улыбается мне и томным жестом манит к себе. Она указывает пухлым пальчиком вниз, и я наклоняюсь к её лишённому волос лобку, и вижу, как её мягкие влажные губы движутся вдоль гладкого ствола. Её рука опускается вниз и вынимает из разгорячённого влагалища член, а другая подталкивает меня к нему.

— Соси, — я слышу её горячий шёпот и повинуюсь. Головка упирается в моё нёбо, и я начинаю старательно двигаться вверх-вниз.

— Иди сюда, — вновь её голос. Она сдвигается ещё чуть дальше, на лицо Фарида. – Садись на член.

И вот я напротив неё. Она улыбается мне.

— Тебе приятно сидеть верхом, — то ли спрашивает, то ли утверждает Ирена. Её ручка спускается вниз и нащупывает мои яички, — я сегодня тебе их отрежу, миленький, ты согласен.

Я, как всегда, лишь киваю в ответ.

— Подрочи, — и она берёт мою руку и опускает вниз, делает ею несколько качков, и дальше я продолжаю сам.

От такого острого удовольствия – огромного члена, раздирающего мой анус, и мастурбации – я быстро… кончаю. Усталый я валюсь на ковёр. Ирена становится на четвереньки и Фарид энергично входит вначале во влагалище, а затем и в зад. Вскоре он весь напрягается и вскрикнув вздрагивает. Затем на какое-то время замирает, постепенно расслабляется и вот медленно поднимается и уходит под душ. Ирена манит меня к себе:

— Полижи и высоси всё из моей попочки, миленький. Фарид очень много мне туда наспускал.

И я припадаю. Её красное, распахнутое влагалище сочится соком. Растянутый огромным членом Фарида анус истекал спермой. Ирена постанывала от прикосновений моего языка и подрагивала всем телом. Вылизывая её отверстия, я возбуждался всё больше. Ирена заметив это, стала дрочить мой член. Второй оргазм оглушил меня как взрыв. Как только я начал кончать, Ирен напряглась и сперма из её ануса стала сгустками стекать в мой открытый рот. И я с жадностью глотал этот любовный коктейль.

— А теперь пойдём со мной, миленький, — как будто из далека донёсся её голос.

Проснувшись, я увидел Ирену, сидящую в халатике на краю постели. Она протянула мне сигарету, которую курила, и я затянулся из её рук. Мне вновь стало тепло и хорошо. Наркотик волнами растекался по телу. Она улыбнулась мне и, плавно откинув край халата, показала край чулка, врезавшегося в пухлую ножку.

— Тебе нравится? – тихо спросила она, — погладь, дорогой.

Я протянул руку и мои пальцы коснулись холодного нейлона. В это время она запустила руку под одеяло и стала мять мой мягкий член.

— Он больше не встанет, — шёпотом сказала она и её рука в подтверждение слов сжала мою пустую мошонку. На какое-то мгновение я оцепенел и спросил:

— Я ничего не заметил. Когда?! Я ничего не чувствую.

— Ты провалялся здесь почти неделю. Но всё хорошо, не правда ли, дорогой? – и я согласно кивнул.

Ирена встала и вышла. Вскоре она вернулась с Фаридом. Он молча скинул халат и лег рядом со мной. Он положил меня на бок и сразу, резко и полностью, вошёл в меня. Он водил членом во мне, а Ирена, раскинув широко ноги, дрочила свой клитор, жадно разглядывая разворачивающееся перед ней действие. Мой мягкий член болтался в такт мерно входившего и выходившего из моего ануса члена. Брызнувшая в меня сперма доставила мне удовольствие, но уже не такое, как прежде. Ирена тоже застонала и задёргалась, её большие губы увлажнились и она обмякла.

— О, это было великолепно. Я хочу видеть это ещё и ещё, — прошептала она.

Когда я собирался уходить, Ирена подошла ко мне и ласковым голосом сказала:

— Знаешь, миленький, Фарид любит иногда поразвлечься с покойничками.

— Уволься с работы, съедь с квартиры и скажи всем, что решил переселиться на север страны. А в следующие выходные вновь приходи к нам. Ведь ты прийдёшь, дорогой?

Я снова кивнул.

— Приходи и ничего не бойся. Ты и сам не заметишь, как всё это произойдёт.

Но случилось иначе – мой шеф уехал в командировку, а специфика службы не позволяла мне уйти с работы в его отсутствие. Поэтому очередной визит к Фариду и Ирене пришлось отложить до следующих выходных. Но, видимо, те чары, которыми меня околдовала Ирена, не были рассчитаны на две недели, так как вчера я смог прийти в себя и, оглянувшись назад, хоть сколько-то критически оценить то, что произошло со мной за этот месяц. А ведь я наверняка не первая и не последняя жертва этих страшных людей.

Сегодня пятница. Часы показывают десять вечера. Сейчас допишу это письмо, вложу в конверт, а на конверте напишу, чтобы его передали в полицию. Завтра утром я попрощаюсь с соседями, сдам портье ключи от квартиры, а сам отправлюсь в особняк Фарида по адресу…». И чуть ниже подпись – Леонард Хэмфри.

Инспектор Фиш переписал адрес к себе в блокнот, а письмо сложил в конверт и небрежно сунул во внутренний карман пиджака. Несколько мгновений он бездушно глядел в окно, а затем решительно поднялся из-за стола и отправился к комиссару Бордеру.

— Ну, как? – сразу спросил комиссар.

— По-моему, дело тёмное. Когда это случилось? – спросил инспектор.

— Новые жильцы, которые передали письмо, вселились в квартиру спустя две недели после того, как Хэмфри её покинул. А письмо, если верить автору, было написано накануне.

— Что вы намерены предпринять, господин комиссар?

— Во-первых, начнём поиски Хэмфри… или его трупа. Не мог же он исчезнуть, как иголка в стоге сена. Во-вторых, Ирена и Фарид. Их я поручаю вам, Алекс. Я уже навёл о них кое-какие справки. Итак, — комиссар Бордер глянул в записи, лежащие на столе, — Фарид – преуспевающий бизнесмен, разбогатевший на каких-то сомнительных предприятиях. Его супруга – дама с неясным прошлым, к тому же о ней ходят всякие тёмные слухи.

Как ни странно, оба вхожи в самые высшие слои общества, хотя совершенно непонятно, каким образом они этого добились. Так что голыми руками их не возьмёшь… — комиссар задумался. – Значит так. В качестве самого себя появляться в их доме вам нет резона – это их только вспугнёт. А что, если вам заявиться туда под видом коммерсанта, имеющего к господину Фариду деловое предложение?

— Но ведь я же ничего не смыслю в коммерции, — возразил Фиш.

— Ничего страшного, — сказал комиссар Бордер, — Фарид в это время обычно находится в своём офисе, хозяйка дома одна. Поезжайте туда прямо сейчас и побеседуйте с нею, может быть, вам удастся что-то разнюхать. Только будьте крайне осторожны – она ни в чём не должна вас заподозрить. Удачи вам!

Инспектор сел в свой старенький «Джип» и отправился по адресу, списанному из письма. Дверь открыла очаровательная блондинка. Она вопросительно глянула на Алекса огромными выразительными глазами.

— Добрый день, мадам. Я хотел бы видеть господина Фарида.

— Фарида сейчас нет дома, но скоро он должен прийти, — ответила блондинка томным голосом, — если вы не торопитесь, то можете подождать его в гостиной.

Хозяйка провела Фиша в гостиную и усадила в роскошное мягкое кресло.

— Одну минуточку, господин…

— Фиш. Алекс Фиш, коммерсант.

— Одну минуточку, господин Алекс Фиш, сейчас я угощу вас кофе – и хозяйка исчезла за драпированной дверью.

Инспектор осмотрелся. Цветной паркет, высокий лепной потолок, дорогие обои, огромный изразцовый камин, старинная мебель, тяжёлая хрустальная люстра. Видно было, что живут здесь люди богатые.

Вернулась хозяйка, неся на подносе две ароматно дымящиеся чашки кофе. Инспектор отпил глоток, и приятные тёплые волны накатили на его сознание. Ему вдруг стало хорошо и безразлично, а в голове так пусто, что он даже услышал какой-то звон.

— Алекс, — вдруг заговорила вкрадчивым голосом хозяйка, пристально глядя на него, — у вас во внутреннем кармане лежит письмо…

— Какое письмо? – ещё попытался сопротивляться Фиш.

— Отдайте его мне, — так же ласково продолжала женщина, — будьте таким милым.

Инспектор кивнул и вынул из внутреннего кармана письмо Леонарда Хэмфри. Хозяйка тут же подожгла его и бросила в камин. Когда письмо догорело, она вновь обратилась к инспектору:

— Дорогой Алекс, вы мне так понравились. Очень прошу, приходите к нам в гости в ближайшие выходные. Ведь вы придёте, правда?

Инспектор безмятежно кивнул и отпил ещё глоток кофе.