Белая блядь - совращениеЭтот рассказ мне прислал один из читателей. Я никогда раньше не занимался переводом, но произведение настолько мне понравилось, что я решил попробовать его перевести. Это история о американской девушке няне, которую темнокожий мужчина превращает в белую SLUT (БЛЯДЬ) — женщину которую полностью подчинила похоть, и чем развратнее и пошлее будет половой акт, независимо от количества и качества партнеров, тем большее она получит сексуальное наслаждение. Под словосочетанием «WhiteSlut»(белая блядь) — автор подразумевает женщину с фетишем, связанным с её добровольным сексуальным подчинением темнокожим мужчинам, имеющим сильный характер и внушительные размеры члена, и подразумевает полную невозможность получить такой женщиной сексуального удовлетворения от слабохарактерного мужчины с небольшим размером члена. Подобный фетиш встречается у каждой расы, так например, у славян – это подчинение русской женщины горячими кавказскими мужчинами, когда падшая самка получает удовольствие от вкапывания в грязь мужчиной с более сильным характером.

Уважаемый читатель, в связи с отсутствием в русском языке подходящего слова аналога SLUT, я использую для его перевода более грубое слово — БЛЯДЬ, не с контекстом оскорбления, как оно используется нами в быту, а как обозначающее статус легкодоступной женщины.

Джули, после четвертого года обучения средней школы, подрабатывала нянькой. Ее родители недавно развелись и ей, как старшей из шести детей, приходилось помогать своей матери зарабатывать деньги для содержания всей семьи. Постоянная нехватка денег вынудило ее мать переехать в бедный район города, где они стали одной из немногочисленных белых семей. Все свободное время Джули было распланировано на присмотр за детьми, чьи родители хотели вечером отдохнуть от семейной суеты. Одна из пар в которой она смотрела за ребенком была темнокожей, но для нее это в то время это не имело никакого значения. Это событие произошло в третий раз, когда она пришла смотреть за ребенком для этой пары. У них была молодая дочь по имени Аманда, которая была очень симпатичным четырехлетним ребенком. Было неудивительно, что эта девочка была очень симпатична – Додсоны были очень красивой темнокожей парой. Додсоны зачали свою дочь после десяти лет супружеской жизни, но даже сей час в свои 38 Рейчал выглядела очень молодо. Они хотели ребенка еще в самом начале своего брака, но все их попытки были неудачными. Мэнди однако, стала полной неожиданностью!

Додсон договорился забрать Джули для присмотра за ребенком после четырех часов, поэтому прибежав со школы девушка поспешно выбирала, что ей одеть. Ее пышная грудь все еще развивалась от третьего к четвертому размеру. В этом юном возрасте она уже имела широкий таз и красивые крепкие бедра, а на её круглую попку заглядывались даже учителя. Додсон был очень красивым мужчиной и несколько раз когда они были одни он разглядывал ее как женщину, а не как девочку. Правда, когда их взгляды пересекались, он всегда пытался скрыть свой взрослый интерес к ней. Сначала Джули даже стало не по себе от такого взгляда, но потом она поняла, что ей нравится, когда на нее смотрят как на женщину. И в следующий раз, когда она увидела в отражении зеркала, как Додсон поедает ее глазами, она даже возбудилась. Эти взрослые взгляды Додсона не давали ей покоя все время. Ей хотелось, чтоб он все время на неё так смотрел, поэтому сегодня она захотела заинтересовать его еще больше — в этот раз Джули решила не надеть лифчик и трусики. «С этого момента началось превращение из невинной порядочной девочки в похотливую и развратную белую шлюху».

Она достала свои прошлогодние вещи. Ее любимая белая атласная блузка уже давно еле застегивалась на груди и плотно обтягивала ее нижнюю часть бюста и плоский животик, поэтому она уже давно её не одевала, но сей час был самый подходящий момент. Потом сняв трусики, она попыталась одеть свои джинсовые шортики – они с трудом и очень плотно обтянули её таз и попу. Она не думала, что прошлогодние тёмно-синие шорты стали такими маленькими и тугими, но решила оставить. В окно она увидела, что подъехал Додсон. Она подошла к зеркалу и посмотрела на себя – вся одежда была вполне прилична, но из-за несоответствия размера в некоторых местах, она полностью подчеркивала контуры её уже далеко не детского тела. Но кто мог ей что-то сказать? В Бедных семьях часто обновлять детям гардероб непозволительная роскошь. Спешка привела к тому, что она не обратила внимание, как возбуждающе выглядывают снизу шорт её ягодицы – красиво открывая участок, где щечки попы переходят в бедра, а шов делит её пухленькую киску на две части и всем демонстрирует полное отсутствие нижнего белья на ней. Она сделала глубокий выдох и с трудом защелкнула верхние кнопки блузки, схватила учебники и побежала к Додсону в машину. Джеймс был так красив и очарователен, что в его присутствии она становилась легкомысленной. Она села к нему на переднее сиденье, почувствовавши как грубая ткань шортиков еще сильнее впилась ей в киску, и поздоровавшись они поехали. Он был чем-то озабочен и даже не смотрел на нее. Она грустно вздохнула и верхняя кнопка ее сильно натянутой на груди блузки расстегнулась, но это не привлекло его внимания, и тогда она вздохнула глубже — с громким звуком расстегнулись еще две кнопки, оголив верхнюю часть ее груди. Она продолжала ехать, будто этого не заметила, краем глаза видя как он повернул голову и начал пялиться на частично обнажившуюся грудь. Она почувствовала, как полностью обнажившаяся ложбинка между ее грудей привлекла его внимание, и он немного поправил зеркало заднего вида – ровно настолько, чтоб в его отражении появилась её грудь. Проезжая мимо её школы по лежащим полицейским и возбужденно рассматривая эту свободно колыхающуюся пышную девичью грудь, он почувствовал, как начал напрягаться его член. Джули тоже возбудилась, а грубый шов тугих шорт её уже не раздражал, а наоборот стал стимулировать еще больше. Чтоб хоть как-то разрядить возбуждение в машине, Додсон сказал девушке пристегнуться ремнем безопасности. Но Джули с затуманенным похотью сознанием уже почти не контролировала себя и начала сильно резко дергать ремень безопасности, который сразу заклинил. Мужчина не отрывая взгляда от ложбинки ее грудей, начал ей помогать – его рука плавно тянет ремень и несколько раз, в поисках защелки ремня, ложится ей на голое нежное бедро. Было это случайно или он намеренно задержал свою руку на её ножке – она так и не поняла, но ей были приятны эти прикосновения.

Но вот они подъехали к дому Додсонов и мужчина отправил девушку в спальню, где переодевалась его жена. Когда девушка зашла, она увидела абсолютно голую Рейчел одевавшую не себя украшения. Джули засмущалась и думала выйти, но женщина увидев её начала рассказывать, что няня сегодня должна делать с малышкой. Джули смущенно украдкой рассматривала голую темнокожую женщину – она была стройная со средним размером груди и крупными, но очень красивыми ягодицами. Эта зрелая женщина была ухожена и хорошо следила за собой – её бедра были полными, но не жирными, а крепкими и подтянутыми, лобок был полностью выбрит и над её щелкой красиво выделялся крупного размера клитор. Женщина, грациозно дефилируя по комнате и показывая в полной красе свою стройную фигуру, наконец, начала одеваться.

Джули знала в школе с девочек, которые любили уединяться для поцелуев и ласк, но её никогда не тянуло попробовать это, но вот эта зрелая женщина почему-то её заинтересовала. Она даже представила, как они целуются — и ей не было противно. Джули даже не удивилась, что женщина одела на свое обнаженное тело красивое бургундское платье без нижнего белья. В спальню зашел Джеймс и начал страстно целовать в губы свою жену, крепко обхватив ее ягодицы своими крепкими сильными руками.

Во время этого долгого поцелуя Додсон просунул руки под подол платья Рейчел и начал мять её голые ягодицы, абсолютно не стесняясь стоящей напротив молодой няньки. Даже наоборот, в это время он смотрел на раскрасневшуюся Джули, именно тем взрослым взглядом, который так сильно её возбуждал. В тот момент взволнованная Джули представила, что это она там стоит, а руки Джеймса гладят её попку и так сильно завелась, что ей пришлось ущипнуть себя в бедро, чтоб хоть немного отвлечься от пошлых мыслей. «Это уже была новая стадия становления истинной шлюхи – фантазирующая и представляющая себя с чужим мужчиной». Джеймс двухметровый красавец, с проницательными и властными глазами – как же он чертовски красив. Поцелуй прекратился, и Рейчел подойдя к раскрасневшейся няне, говорит, чтоб она не смущалась, просто Джеймс хочет, чтоб она себя почувствовала частью их семьи и перестала стесняться. После женщины к Джули подходит Додсон, он по-отцовски обнимает её и говорит, что очень ценит ту заботу и ласку которое она дарит Мэнди, и что их ребенок её очень сильно полюбил и привязался.

Но по мере произношения этого длинного диалога, его объятья становятся все мене отцовскими — он все теснее прижимает ее к себе так, что она начинает животом чувствовать твердую припухлость между его ног. Будучи гораздо выше её, он уже не смотрит ей в глаза, когда говорит, а взгляд его сверху вниз направлен за оттопыренные поля блузки – на полуобнаженные груди. Руки плавно с плеч опускаются на талию, а затем накрывают её попку. Только тонкая темно-синяя ткань шорт отделяет её ягодицы от его горячих рук. Джули больше не сомневается, намеренно ли это, поскольку почувствовала, как сжимаются его пальцы, раздвигая её ягодицы – от его прикосновения тепло разлилось от её поясницы к низу живота. Она всего лишь старшеклассница, находящаяся в половом созревании – переизбыток гормонов и такое внимание к ней взрослого мужчины, разбудили такие похотливые чувства, которые она никогда не испытывала прежде. «И это был следующий шаг к её блядскому падению — когда она начинала возбуждаться при любой, даже самой легкой ласке. »

Вскоре, договорив до конца Додсон отошел, и его место снова заняла Рэйчел, целуя её в щёку, но по пути их губы на мгновение соприкоснулись! Горячее дыхание и сексуальная аура от этой привлекательной женщины, еще больше усилили сладкий зуд между бедер молодой няни. Немного прейдя в себя, Джули начинает задаваться вопросом, есть ли у этой пары какие-либо планы на неё? Насколько сильно они произвели впечатление на невинное подростковое сознание молодой девушки. Но Рэйчел спокойно продолжает перечислять, что им с малышкой нужно сделать по списку. Они даже не представляют, насколько сильно она возбудилась. Джули еле сдерживая своё возбуждение, успокаивает женщину, говоря, что ей нечего волноваться, и что все будет в порядке, после чего желает им хорошо провести время. Додсоны наконец уезжают, и она приступает к кормлению Мэнди, но возбуждение все еще терзает её юное тело — она настолько заведена, что еле сдерживается, чтоб не ёрзать перед этим маленьким ребенком. С трудом дождавшись половины девятого и уложивши малышку в постель, она с дрожью в голосе читает ей несколько историй, пока девочка крепко не засыпает.

Затем девушка шатающейся походкой отправилась в гостиную, где она теперь может снять с себя накопившееся снизу живота напряжение. Джули делает это так-же как и другие самки в отсутствии мужчин – расстегнув блузку и полностью освободив томящуюся грудь она ложится на кушетку, приспустив на щиколотки шортики и опустив ладонь на свою ноющую и горячую промежность. Начала мечтать о Додсонах: она представив, как они занимаются любовью, начала мастурбировать, двигая пальчиком вдоль своих розовых губок, нежно касаясь мешочка с клитором. Вдруг она понимает, что потеряла над собой контроль и громко стонет на всю комнату. Боясь разбудить ребенка, она накрывает своё лицо подушкой и продолжает в нее громко стонать. Она вставляет в себя пальчик, а второй рукой по очереди нежно мнет свои сосочки. Она сильно возбудилась, но достигнуть оргазма ей не удается. Тогда её фантазия становятся более развратная. В ней она видит Додсона, говорящего ей, чтоб она разрешила помочь ему сделать «ЭТО».

Потом девушка представляет, что он стоит над ней уже со спущенными трусами, а его большой черный член уже возбужденно пульсирует — он очень красив и аккуратен. Она представляет его себе в разных ракурсах и еще сильнее возбуждается. «Еще один симптом настоящей белой шлюхи – все мысли только о большем черном члене». Мысль о том, чтобы быть с этим красивым взрослым мужчиной — мучит её своей порочностью и манит запретностью. Это извращённое чувство полностью обнажает её похотливую натуру. В ее фантазии она беспомощная возбужденная самка, лежащая на кушетке с обнаженной грудью и раздвинутыми ногами и полностью подчиненная его воле и желаниям. Готова упасть перед ним на колени и выполнить любое его желание или прихоть, главное, чтоб быстрее ею овладел… Беспомощная — она не может сопротивляться своим желаниям. Джули учащает свои движения, и её тело в спазмах оргазма изгибается дугой. Она некоторое время недвижимо лежит на кушетке и сладко засыпает с широко раскрытыми ногами и голой грудью. Девушка спала не долго, но сны её были также прекрасны, и между ног было снова горячо и влажно. Она перепугано посмотрела на часы – ведь Додсоны могли застать её в таком виде, но немного времени до их приезда еще было.

Она вытерла свою влажную киску, одела назад шортики и блузку и попыталась сосредоточиться на учебниках и домашнем задании, но моральное возбуждение так и не утихло — все ее мысли были заняты той фантазией, которая подняла её на пик блаженства. Её нижние губки ныли и побаливали, она опять их потрогала и поняла, что снова возбуждается. Но она знала, что скоро должны вернуться Додсоны и побоялась снова заняться мастурбацией.

Было полпервого ночи, когда они приехали домой. Раньше она обычно брала с них по пять долларов в час, поэтому сегодня ей должны были заплатить около 45 долларов. Но Рэйчел почему-то достала из своего кошелька новую, хрустящую стодолларовую банкноту. По ошибке? Джули ведь видела, что в кошельке много мелких денег. Рэйчел заметила, как округлились глаза няни. Но прежде чем отдать купюру завороженной девочке, она спокойно сказала: « Я хочу тебе кое-что предложить, но прежде чем я это сделаю, ты должна знать, что мы с пониманием примем твой отказ». Джулия, не отрывая взгляда, продолжала наблюдать за описывающей в воздухе круги стодолларовой банкнотой. С нее 45 долларов она отдаст матери, а 55 сможет использовать в своё удовольствие. От этой мысли у неё забегали мурашки на ладонях. «Очередной признак настоящей шлюхи – за деньги она готова на все». Девушка заинтригованно мотнула головой, показывая, что готова слушать дальше. Рейчел немного сомневаясь, после небольшой паузы продолжила: «Еще раз повторяю, это нормально, если ты откажешься. Мы с мужем находим тебя чрезвычайно привлекательной молодой девушкой и хотели бы узнать, согласна ли ты проводить некоторое время со мной и моим мужем Джеймсом?.. В интимном плане. Если ты согласишься, то мы заплатим тебе гораздо больше денег, чем сей час. И даже готовы выкупить все твое свободное от школы и домашних занятий время… Не спеши с ответом и хорошо подумай».

Эти слова сильно ошеломили Джули! Сначала она даже не поняла, реально ли это предложение или она все еще находится в своей фантазии. Когда она поняла, что все происходящее с ней реальность, то девушка сильно занервничала – ведь она ЭТОГО сильно хотела и конечно была согласна. Но не спешила с ответом, ведь это могла быть проверка — вдруг они хотят убедиться, что смотрящая за их ребенком няня не извращенка? И не веря своему счастью, с дрожью спрашивает: «Я не поняла вашего предложения, как вы хотите проводить со мной время? » Рэйчел наконец отдает стодолларовую банкноту девушке и отвечает: «Мы с мужем хотим спать с тобой и заниматься сексом втроем». Фантазия снова поглощает девушку и она, потеряв всякую осторожность и абсолютно не раздумывая, говорит «ДА»!

Рэйчел довольно усмехается: « ДА? », обходит её вокруг, проводит пальчиком по тугой темно-синей ткани шортиков Джули и легким движением сверху вниз, вставивши пальчик в разрез блузки, полностью расстёгивает её: «Снимай блузку и шорты — раздевайся до трусиков», — она знает, что их на девушке нет, но хочет заставить смущаться её еще больше. Девушка все еще колеблется: «Прямо тут? » На что Рейчел утвердительно кивает и Джули дрожащими пальцами полностью снимает уже и так ничего не скрывающую блузку. Молодая растущая грудь, больше ничем не стесненная, греховно вздымается с взволнованным дыханием возбужденной девушки. Потом пытаясь не паниковать, Джули начала медленно стягивать шортики и сильно покраснела, когда показала женщине отсутствие трусиков, та одобрительно закивала: «Джеймс, милый, можешь подойти сюда на минутку? Мне нужно тебе что-то показать…»

Войдя, её муж замирает в шоке. Он начинает понимать, что происходит и начинает медленно рассматривать Джули с ног до головы и замечает, как сильно девушка возбуждена – рот приоткрыт, коленки предательски подрагивают, лицо залито бордовым румянцем, а её юные глаза затянуты поволокой похоти «именно такой взгляд имеет молодая и неопытная блядь». Девушка замечает, как у мужчины в паху медленно начинают оттопыриваться штаны, и её фантазия снова всплывает перед глазами. Рейчел рассказывает мужу, что девушка согласилась на их интимное предложение. После чего он спрашивает девушку, с кем бы она хотела начать? Рейчел не давая времени няне опомнится или передумать, потянула её в спальню. Но женщина зря переживает, Джули уже не передумает, все её мысли заняты мечтами, о том, что с ней будет дальше, а низ живота тянет и ноет в поисках удовольствия. «Это очередная признак бляди – её тело и разум жаждет только одного – сексуальной разрядки и она готова ради этого на все! »

Додсон следует за ними не спеша сзади. Рэйчел говорит Джули сесть на кровать. Женщина действительно любит обнажаться, медленно снимает своё платье, и наблюдает за своей зрелой и стройной фигурой в зеркале. Девушка возбужденно вздыхает – теперь они обе полностью обнажены. Женщина грациозно опускается на кровать и медленно валит Джули на спину. Рейчел ложится на неё сверху и начинается затяжной и страстный поцелуй двух возбужденных самочек, а Додсон с удовольствием наблюдает, как контрастируют их тела, как темные груди его жены сливаются и тонут в пышных грудях молодой няни.

Поцелуй продолжается и Джули издает слабый, но очень томный стон, после которого женские тела еще больше переплетаются. Джеймс все сильнее возбуждается от угольно-черного и молочно-белого контрастов женских тел. Он снимает свои штаны и начинает мять свою твердеющую плоть. Оторвавшись от поцелуя, Джули шокировано и с опаской поглядывает на почти вставший 25 сантиметровый член. Она не представляла, что он так огромен даже в своих фантазиях и начала сомневаться, что он в ней сможет поместиться. Но как скоро станет ясно — для истинной бляди такой размер не проблема, а удовольствие. Видя, как девушка шокирована размерам члена её мужа, Рэйчел спустилась к её девственной груди. Она была удивительно упруга и не теряла свою форму, даже когда девушка лежала на спине. Женщина начала нежно посасывать розовые соски, для контрастности периодически их покусывая. Судя по судорогам тела девушки, мгновенно затвердевшие розовые сосочки обладали очень высокой чувствительностью. Проверяя, что будет дальше, губы Рэйчел очень медленно заскользили вниз по вздрагивающему животу. Ниже… и ниже… Юное тело в ожидании и возбуждении привлекательно заблестело от капелек пота. В предвкушении наслаждения от медленно опускающегося языка и губ девушка медленно начала ёрзать тазом. Через мгновение Додсон услышал страстный девичий стон – опытный язык женщины коснулся девственных губок Джули.

Опускаясь к нежным девственным лепесткам, ноздри Рэйчел затрепетали от слабого девичьего аромата и не выдержав, она впилась, как шмель в цветок, своим языком в киску девочки, слизывая накопившийся сладкий нектар. Джули так сильно крутила тазом, что женщине пришлось с силой надавить ей на лобок ладонью. Немного обездвижив девушку и раздвинув ей губки, Рэйчел осторожно коснулась кончиком языка её клитора. Страстно захлебываясь от наступающей разрядки, тело девушки снова выгнуло дугой, а опытная женщина еще сильнее прижавшись ртом между её ног, продолжила ласково посасывать клитор, от чего девичий оргазм только усилился.

На пике девичьего счастья Додсон отстранил свою жену за плечо и та неохотно пятясь, уходит с его пути. Девушка, находясь на пике удовольствия, почувствовала, как крепкие мужские руки сгибают её ноги в коленях и широко раздвигают их в стороны. Страх отрезвляет ее, и она пытается выкрикнуть «НЕТ! », но пересохшее горло издает лишь стон. Теперь уже Джеймс над ней успокаивающе гладит широкой ладонью по голове и нежно целует в губы. Это успокаивает девушку, и она страстно отвечает ему на поцелуй. Нежное посасывания и переплетение языков заставляет Джули опять погружаться в свою реальную фантазию. Но это уже не фантазия — она чувствует, как его тяжелая пульсирующая реальная плоть приятно греет ей животик. И она понимает, что до безумия хочет, чтоб его член была не на ней, а глубоко внутри её.

Он целует её в шею, медленно перемещаясь по ней и наконец, находит это чувствительное место, от которого она содрогнулась. Он целует её туда еще раз, и она опять содрогается. Додсон легко покусывает эту точку — Джули вздрагивает, как от удара током, в ответ он кусает её там грубее и грубее, даря ей какое-то новое странное чувство. Чувство боли и наслаждения. Потом он начинает обзывать её грязными словами — «похотливой маленькой шалавой», «начинающей блядью», «белой подстилкой» и эти прозвища, унижая, заводят её еще больше. Видя такую реакцию в ответ, он продолжает: «Сей час, я покажу, как юная потаскуха превращаются в настоящую похотливую шлюху. Шлюху, потому, что я заплачу тебе за это деньги. А очень скоро ты станешь именно блядью — женщиной, для которой не имеют значения ни деньги, ни семья — ты будешь счастлива, только когда хотя бы в одной из твоих дырок будет двигаться толстый черный член. И желать ты будешь только одного — как можно больше черной плоти внутри себя, а ради того чтоб это получить, ты будешь согласна на любое извращение! » Она почувствовала головку его члена у входа в свою пещерку. Сильное психологическое унижение, которому она подверглась на пике возбуждения, полностью заволокло её сознание.

Подчиненная, она готова на все, но он продолжает втаптывать её в грязь: «так лишаются девственности только настоящие леди, а ты её лишишься как похотливое животное – по-сучьи». С этими словами он убирает свой член от входа в лоно и переворачивая её со спины на живот, ставит на четвереньки. Додсон понял, что теперь самое время закрепить моральное унижение – пора подчинить девочку телесно. Он собирает левой рукой в пучок её волосы и медленно наматывает их на свою ладонь, больно оттягивая её голову назад, а правой рукой начинает мять ей ягодицы, делая это медленно и нежно — девушка опять начинает истомно стонать, затем следует звонкий шлепок и неожиданный всхлип Джули. Дальше широкая ладонь покрывает её обе половинки попы сильными шлепками, от которых беззащитный зад быстро багровеет. По щекам девушки текут слезы, но расщелина между её ног предательски блестит — показывая, что она еще сильнее возбудилась. Джули не может понять, что с ней происходит – её душит обида и ей больно, но почему-то она чувствует необъяснимое наслаждение и возбуждение от такого поведения с собой. Додсон немного сдвинул её ноги вместе и надавил на поясницу — выпрямив её влагалище под идеальным углом. Приставив свою черную крупную головку к её влажной киске, он начал медленно тянуть на себя руку с намотанными на неё волосами. Джули ничего не остается, как медленно насаживаться на его громадный член. И вот момент, который она совсем по-другому себе представляла, настал. Правой рукой, с небольшими интервалами, он продолжил хлестать её по ягодицам и это было настолько чувствительно, что она почти не чувствовала боли в киске. Просто ощутила, как внутри неё под мощным напором его тарана, что-то сильно натянулось. Девушка инстинктивно попыталась отодвинуться, и её маленькая ладошка даже уперлась в каменные кубики его пресса, но он, отпустив волосы, обеими руками крепко схватил её под локти, продолжив своей головкой натягивать все сильнее драгоценную преграду. Она не знала, что он рвал плеву намеренно медленно, чувствуя кончиком головки, как плотное колечко максимально растянувшись, начало рваться. Девушка болезненно застонала, почувствовавши, как рвется последняя преграда к её женственности, а внутрь проникает что-то горячее и большое. Медленно продолжая её заполнять, Додсон смаковал каждый миллиметр её тугой киски, пока не уперся где-то глубоко внутри в шейку матки и замер.

Ягодицы и низ таза девушки от прилившей крови пылали огнем, но Додсон её больше не шлепал, а оставаясь глубоко в ней начал нежно разминать раскрасневшиеся половинки её попы. Он взял Джули за руку и поднес её указательный пальчик между ног, начав им осторожно массировать вокруг клитора. Чувство полной наполненности его пульсирующей горячей плотью, нежно ласкаемая между ног, она почувствовала, как боль начала медленно переходить обратно в наслаждение. Девушка даже не заметила, как он убрал свою руку, и она продолжила ласкать себя пальчиком сама. Он медленно начал движение, и девушка застонала – опять боль от разрушенной плевы, возбуждение от движущегося внутри большого члена и ласки клитора полностью смешали её ощущения, даря какое-то извращённое удовольствие. Постепенно он продолжил наращивать темп, и чтоб удерживать равновесие девушке пришлось убрать руку с источника наслаждения и крепко упереться в кровать, но возбуждение не уменьшилось, а только продолжило нарастать, и полностью уйдя в себя Джули начала прислушивается к новым для нее ощущениям. Остался последний и самый сложный штрих в становлении этой молодой бляди – создать точку невозврата, сей час он ей подарит нечто, без чего она больше не сможет нормально жить и быть счастливой. Опытный мужчина работал с её телом как с любимым инструментом. Он искал именно тот темп движений, ту глубину и интенсивность толчков, которая доставит ей максимальное удовольствие. И он его нашел, он почувствовал, как из её рта начал вырываться неконтролируемый затяжной стон и она начала сама убыстрять движение, пытаясь ускорить приближение оргазма. Но он-то знает, что этим, неопытная шлюха только уйдет с нужной волны, поэтому Додсон крепко обхватив рукам её таз, продолжает двигаться в выбранном им ритме. От чего девушка, уже полностью потеряв над собой контроль, вплотную приблизилась к оргазму. Ощутив, как слабые и не тренированные мышцы её влагалища начинают сокращаться, а по её телу проходит мелкая предоргазменная дрожь он, мгновенно высунув член, снова осыпал багровую попку девушки легкими шлепками — достаточно чувствительными, чтоб сбить её возбуждение. Чувствуя, что девушка остыла, он снова присовывает ей свое орудие и уже знакомым для неё темпом продолжает её сладкую муку. Он повторял это до тех пор, пока полностью не измотал Джули. Додсон заметил, как устало дрожат её ноги, как мокрое от пота тело устало шатается из стороны в сторону, но накопившееся сексуальное напряжение требовало разрядку. Он несколько раз пресекал её попытки самой помочь себе, продолжая прерывать акт прямо перед её оргазмом.

В одну из таких пауз она взмолилась: «Джеймс, дайте мне кончить, я больше не могу, у меня все ноет и тянет внизу живота». Мужчина с усмешкой ей ответил, что: «она кончит тогда, когда поймет, что стала белой блядью для черного мужчины». На что она с дрожью в голосе ответила, что «уже поняла, в кого превратилась и не сможет больше жить без этого». Но Додсону этот ответ показался не искренним, и он отправил её на «очередной круг» без удовлетворения. И снова подведя её тело к точке кипения, он переспросил, кем она стала. Сладострастно мыча и прерываясь Джули с неподдельной искренностью, которая удивила даже Рэйчел, произнесла: «Пожалуйста, дайте своей бляди кончить… я даже отдам Ваши сто долларов, только разрешите кончить…». Чувствуя, что оргазм подступает, а Додсон не останавливается, отдавшаяся порыву страсти сучка, продолжила выкрикивать: «…я согласна, что рождена, для того, чтоб добывать сперму из черных членов и дарить мужчинам наслаждение… и я выполню любое ваше желание или указание только не останавливайтесь, я молю Вас». Девушка так сильно разошлась в своих откровениях, что когда Додсон в последний момент вытащил свой член, он уже не смог остановить её оргазм и его шлепки лишь добавили еще большей контрастности в этот взрыв удовольствия юной плоти. Ему ничего не осталось, как вернуть свой член обратно. Вцепившись зубами в подушку, девушку начало кидать из стороны в сторону, а по телу начали проходить частые спазмы. Рэйчел наблюдая со стороны, как красиво кружатся в воздухе полные девичьи груди, замечает, что её муж замедляет движения, и няня уже сама начинает с силой насаживаться на его член. И если сначала он туго ходил в ней, то сей час блестящая черная палка с легкостью погружалась в её норку. Джеймс знал насколько эластично женское влагалище во время бурного оргазма, и с девушкой можно делать любые вещи, поэтому, крепко зафиксировавши в своих руках корчащееся в судорогах девичье тельце, он решил максимально растянуть её. Когда он первый раз проткнул её до шейки матки, его член смог погрузиться в неё только наполовину. Со временем прерывая её оргазмы, он растянул её настолько, что свободно погружался на две трети своей длины. Сей час, сильно натянув на себя оргазмирующее тело и сминая девичьи внутренности громадным членом, он с силой уперся в её матку. Ему не хватило нескольких сантиметров, для того, чтоб погрузиться в неё по самый корень, но он не собирался калечить эту девочку, поэтому сдержался – оставив её в таком максимально натянутом состоянии. «Еще научится — в будущем ей придётся принимать в себя целиком члены и большего размера», — про себя подумал Додсон, довольно наблюдая за молодым телом, уже полторы минуты корчащимся в сильнейшем оргазме.

Джули будто и не чувствовала, как сильно черная дубина растянула её внутри, она не могла понять что с ней происходит – она полностью потеряла контроль над своим телом, руки и ноги не слушались её. Это была цепочка оргазмов – как только спазмы оргазма стихали, её почти сразу накрывала новая волна и новый оргазм. На момент когда острое наслаждение начало сменяться расслабленностью, девчушка уже жалко скулила от пережитого удовольствия. Головка члена хорошо стимулировалась пульсирующей маткой и быстро сокращающимся влагалищем – очень скоро переставший себя сдерживать мужчина, высунув член, мощными струями, достающими до её шеи, залил девичью спину своим горячим семенем. Крепко держа таз полностью обессиленной девушки, и не давая ей распластаться на кровати, он с удовольствием начал рассматривать её промежность. Маленькая аккуратная киска, с небольшими розовыми губками превратилась в рваный кусок мяса – багрово красные напухшие половые губы уже не могли закрыть растянутый зёв влагалища. Дыра периодически пыталось закрыться, но расслабляясь снова широко раскрывалась. Он знал, что влагалище скоро успокоится — припухлости и растянутость уменьшится, а вагина вернувши эластичность стянется. Но оно уже никогда не вернется в былую форму. У Додсона было в планах так растянуть её, чтоб она могла сразу и без боли принимать большие члены. Очень скоро её дыру уже не сможет удовлетворить не один маленький член. Рэйчел тоже в это время кончила, доведя себя до оргазма пальчиками. Она томно похвалила мужа, что он «вскрыл» девочку почти без крови и с грациозностью кошки, она присоединилась к ним на кровати и начала вылакивать горячую сперму со спины девушки. Джули, счастливо улыбаясь, еще долго обессиленно валялась на кровати не в силах пошевелиться, чувствуя, как ей вылизывают спину.

Юная няня была полностью удовлетворена и пыталась собраться с мыслями. «Что ей делать дальше и как себя вести»?